Черкесы о своем черкесском язычестве

Касполет Хушт с сыном Мадином и внуком у тополя-белолистки в ауле Большой Кичмай.
Касполет Рамазанович Хушт (89 лет): «Я посадил этот тополь в 1985 году. Это потомок того самого, священного дерева, к которому еще мои старики ходили. Когда дерево стало погибать, я посадил на его месте черенок, выращенный из его же семечка. Шапсуги — превосходные садоводы. Раньше, уходя в поход, человек брал с собой черенки и прививал дикие деревья — так на многие километры вокруг поселений появились плодоносящие деревья. Я по мере сил продолжаю эту традицию. Мой перочинный ножик со мной с 50-х годов, им привиты тысячи деревьев в округе».
Мадин Хушт: «„Импортные“ религии, христианство и ислам, — это пепси-кола, то есть не наш народный напиток. Это навязывалось в интересах определенных групп, как правило, корыстных, чтоб превратить людей в стадо и управлять им. Наш пантеон богов привязан к этой экосистеме, и мой народ — ее часть. Численность народа определялась количеством пищевых ресурсов. Мы не кочевали, а возделывали землю вокруг себя. Моя религия — это мой дом, моя река, мой лес».

Мамед Мусович Мафагел с супругой, детьми и внуками у дуба в ауле Агуй-Шапсуг.
Мамед Мусович Мафагел (63 года): «В 1991 году, после большого наводнения, было последнее на моей памяти жертвоприношение в нашем ауле. Раньше такие обряды проводили минимум дважды в год — во время посева и уборки урожая. Отдельные обряды существовали на случай засухи. Эти деревья — последние свидетели нашей истории, жаль, говорить не умеют. Давно нет в живых носителей нашей культуры, которые знали все обряды и традиции. После всего, что им пришлось пережить, они опасались делиться знаниями со следующими поколениями. У нас вот борются за сохранение исчезающих зверей, растений и червяков, а исчезновение человека со своим языком и культурой волнует куда меньше».

Мухдин Напсо с детьми, внуками и племянниками у лириодендрона (тюльпанового дерева) в Головинке
Мухдин Османович Напсо (92 года): «Это тюльпановое дерево всех пережило. Что помню — расскажу. Вот когда долго нет дождя, засуха — проводили обряд. Собирались у дерева, пели песни богу дождя, обливали водой всех встречных. Даже русские, зная, не обижались. Сейчас редко, но бывает, что старушки приходят к дереву, молитвы читают, пекут лепешки. А 21 мая, в День памяти жертв Кавказской войны, адыги собираются возле тюльпанового дерева, чтоб почтить память предков. К религии отношение у меня спокойное. Я атеист. Отец мой был верующим, окончил в Уфе медресе. Занимать должность священнослужителя ему не пришлось. В пиковое время, когда была борьба с религией, его судили».

Рамазан с супругой, сыном и племянниками, Замира с родителями мужа и сыном у дуба в ауле Наджиго
Рамазан Тешев (43 года): «В 2006 году последний раз был обряд вызывания дождя в нашем ауле. Ханцегуаше — так назывался праздник. Собирались у этого дуба, делали жертвоприношение, раздавали всем в ауле мясо.
Еще пекли ритуальные лепешки, поливали друг друга водой. Мы много веков были язычниками, но сейчас номинально мусульмане. Мы русеем. Лет 10 назад какой-то переломный момент был, когда кончились ритуалы. Вы к нам в следующий раз приедете — от нас еще меньше останется. Наши дети по-адыгейски понимают, но не говорят. Раньше мы выезжали раз в полгода из аула и жили в своей среде, а сейчас все ежедневно в город с детского сада ездят».
Замира (его жена): «В сезон к этому дубу приезжают туристы. Ему более 500 лет. Дерево находится на нашей частной территории, но мы не вправе кому-то запрещать приходить сюда. Это священное место. Люди приходят с надеждой. Единственная просьба от нас — не сорить и уважать это место. Ветки, упавшие со священного дерева, трогать нельзя. Они должны сами сгнить. Здесь другая обстановка, климат. Чувствуешь себя спокойно, расслабляешься. Сейчас обряды не проводят. Каждый под дубом свою молитву читает».

Вдоль по линии Кавказа
  • +73
  • 19 сентября 2017, 22:13
  • GUNPOWDER

Комментарии (10)

RSS свернуть / развернуть
+
+2
там за память о предках наш суд самый справедливый штрафует горцев… не?
avatar

rem-sochi

  • 19 сентября 2017, 22:54
+
+1
там уже и голодовка объявлена
avatar

GUNPOWDER

  • 19 сентября 2017, 22:57
+
+2
опять… дураки...? Мне понравилось как дружно они Шахе от вывоза щебня спасли-молодцы!
avatar

rem-sochi

  • 19 сентября 2017, 23:00
+
+1
11 сентября, Руслан Гвашев заявил о начале бессрочной голодовки в знак протеста против очередного решения Лазаревского районного суда г. Сочи от 30.08.2017 г. о привлечении его к административной ответственности за участие в ежегодном традиционном молебне 21 мая, посвященном Дню окончания Кавказской войны.

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС, Я РУСЛАН ГВАШЕВ, ОБЪЯВЛЯЮ О НАЧАЛЕ МНОЙ БЕЗ СРОЧНОЙ ГОЛОДОВКИ! ЭТО МОЙ ПРОТЕСТ ПРОТИВ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЕЙ К МОЕМУ НАРОДУ И СУДИЛИЩА УСТРОЕННОГО ВЛАСТЯМИ, В ОТНОШЕНИИ МЕНЯ ЛИЧНО !
avatar

GUNPOWDER

  • 19 сентября 2017, 23:07
+
+2
я ж говорю дураки-канадцев даже на олимпиаде первыми индейцы как коренное население представляли-а у нас все ермоловщина.
avatar

rem-sochi

  • 19 сентября 2017, 23:09
+
+1
Без права на память
Старейшина отстаивает права черкесов на публичное поминание соплеменников, павших в русско-черкесской войне
Уже несколько дней продолжается протестная голодовка черкесского старейшины Руслана Гвашева. Как сообщают общественники, состояние здоровья 67-летнего старейшины заметно ухудшилось, однако он не собирается прекращать голодовку. 11 сентября Гвашев объявил, что не будет принимать пищу «в знак протеста против несправедливости к черкесскому народу и судилищу, устроенному властями лично против него». 30 августа Лазаревский районный суд города Сочи вновь назначил ему наказание в виде штрафа в размере 10 тыс. рублей за выступление в мае этого года на молебне по погибшим в Русско-Кавказской войне черкесам. Первое такое решение 2 августа отменил Краснодарский краевой суд.
Черкесский старейшина рассказал, что 21 мая 2017 года он провел молебен, но никакого митинга или шествия не было и что никто тогда не прдъявил ему претензий. «На одиннадцатый день на меня составили протокол, меня судили. На первом суде, где у меня начался гипертонический криз, вынесли решение о штрафе, то есть признали меня виновным в несанкционированном мероприятии. Ни под какие международные законы не попадало мое действие, то есть молебен. Краевой суд, куда я подал кассационную жалобу, не усмотрел в моих действиях правонарушения и отправил дело на обратное расследование в другом составе в Лазаревский суд. Лазаревский суд лишил меня защиты – мой адвокат Марина Дубровина отсутствовала на суде. Они вновь, рассмотрев дело, якобы не привязываясь к предыдущему суду, тоже присудили мне 10 тысяч, признав виновным. Сейчас мы вновь отправили кассационную жалобу в край», — рассказывает активист в беседе с «Кавказ Реалии»
Гвашев сказал, что в уголовном деле находится письмо из Лазаревской администрации, в котором утверждается, что он якобы провел митинг после молебна и призывал присутствующих людей осудить Россию, призвать ее к ответу за войну на Кавказе. «Также неверно то, что я провел около 30 человек в шествии под флагом Республики Адыгея. Администрация навязывает суду это. Именно поэтому я не буду бороться с 'ветряными мельницами', я хочу обозначить права адыгов Причерноморья, то, что мы являемся автохтонными жителями. И уходом из жизни я обращу внимание всех на несправедливость», — отмечает черкесский старейшина. «Сколько будет затягиваться эта игра? У меня нет другого приема, кроме того, на что я сейчас пошел. Я занимаюсь 50 лет тем, что отстаиваю права моего народа, заявляя, что нельзя прятать то, что мы выжили. 21 мая 1864 года был 'молебен во славу русского оружия' в урочище Кбаада на черкесской земле, кроме парада царских войск. Так называется этот акт в истории. Этот молебен сейчас узаконивают, распространяют везде, где можно, а чтобы провести молебен за память невинно убитых в Кавказской войне, мы, получается, должны спрашивать разрешения. Это маразм», — заявляет Руслан Гвашев.
Черкесский активист говорит, что и на судах он заявляет, что памятники ставят для того, чтобы потомки чтили память павших «Абсурдно от посещающих ежедневно 'Вечный огонь' людей, требовать на это разрешения, а в день памяти адыгов 21 мая, нам показали, что нужно разрешение для молебна. Черкесская общественность возмущена этим случаем, а главы черкесских республик, чиновники отмечают, что не вправе вмешиваться», — отмечает Гвашев.
avatar

GUNPOWDER

  • 20 сентября 2017, 13:53
+
+1
Как всё это верно и полезно! Спасибо за этот рассказ.
avatar

marsel2014

  • 19 сентября 2017, 22:55
+
+1
У нас вот борются за сохранение исчезающих зверей, растений и червяков, а исчезновение человека со своим языком и культурой волнует куда меньше».
А не нужно разделять ..., тогда и традиции останутся.
avatar

Igor1966

  • 19 сентября 2017, 23:00


+
+3
Спасибо за интересный материал. Вот он настоящий колорит Сочи. Он заключается в самобытности коренных жителей, а не в тухлом шашлыке за 100 рублей на ул. Чкалова.
avatar

frauhelga

  • 20 сентября 2017, 10:37
+
Точно сказано
avatar

D3976

  • 20 сентября 2017, 23:38

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.