Как адыгейские большевики хотели выселить всех русских из Адыгейской (Черкесской) автономной области

Вдоль по линии Кавказа


Советская власть, которая в начале 1920-х годов «была мачехой для казаков», довольно быстро стала для черкесов «родной матерью», ибо в своей «политике коренизации» часто обращалась к теме «защите нацменьшинств, угнетаемых великорусскими шовинистами и царизмом».
Именно поэтому национальная политика Советов на Кавказе в 1920-е годы (советуем не путать ее со сталинской национальной политикой 1930-х годов!) была направлена на удовлетворение интересов в первую очередь местных горских народов, путем создания для них «своих государств» — этнических автономий.

Так, не без определенного сопротивления руководства Кубано−Черноморской области в июле 1922 г. появилась Адыгейская (Черкесская) Автономная Область. Но 45 аулов на ее территории были расположены чересполосно с «иногородними» хуторами и селами. «Чисто черкесской» автономии не получалось…

А тут еще вдобавок, с подачи шапсугов Причерноморья и их лидера Юсуфа Нагуча, в воздухе стала витать идея «Черкесской АССР» из Псекупсского, Фарсского, Таманского, Армавирского, Туапсинского и Эльбурганского «кантонов» со столицей в городе Туапсе. Как видим, с подачи советской власти, их территориальные аппетиты были несоразмерно большими…

Но эта идея не была поддержана в Москве в том числе и по «внешнеполитическим причинам»: получив выход к Черному морю, такая «Черкесская АССР» рисковала со временем подпасть под влияние Турции. Вдобавок черкесы стали возлагать, после помощи СССР режиму Кемаля Ататюрка, большие надежды на массовую реэмиграцию своих соплеменников из Турции…

В конечном итоге центральная власть ограничилась созданием Адыгейской (Черкеской) Автономной Области в виде узкой полосы вдоль Кубани и Лабы.
В эту область, несмотря на широко рекламируемые в советские времена «положительные решения хуторских и сельских сходов», было добровольно-принудительно загнано и русское население новой автономии, которое, между прочим, составило почти половину численности ее общего населения.
А кем же были эти «адыгейские русские»? Получив после Кавказской войны во владение земли на закубанской равнине, черкесы во многом не смогли освоиться в этих районах Закубанья и перейти к товарному земледелию (большим посевам зерна на продажу).

Они отдавали предпочтение скотоводству, в связи с чем, еще задолго до революции, черкесские аулы стали практиковать сдачу своих юртовых пахотных земель в аренду, субаренду или продажу излишков земли иногородним крестьянам, неплохо на этом зарабатывая.
Так в черкесских аулах появились их первые русские жители. Кроме того на землях черкесских аулов со временем возникли хутора и села иногородних крестьян, которые активно обрабатывали арендованную землю и быстро росли…


Естественно, что такая территориальная автономия не могла решить все проблемы: адыги, проживавшие вне пределов этой области, не имели возможности поддерживать свои культурные традиции, зато в границах автономной области, где у них были несомненные привилегии, оттеснялось на второй план местное славянское население.

Прошло время, и опыт истории показал, что именно национально-территориальная автономия, создавая неоспоримые преимущества лишь одному «титульному черкесскому народу», станет неизбежно порождать в себе националистические настроения (в первую очередь среди местной верхушки — управленческого аппарата и национальной интеллигенции).

Так и произошло. Создание автономии, в которой изначально даже не было городов (ее столицей был «Бжедуг-кала», Краснодар), не решило, а даже обострило межнациональные противоречия в регионе.

Русских, живущих в этой автономии, настораживала тенденция к искусственному увеличению процента лиц «коренной» национальности в созданных районных учреждениях, что подкреплялось официально провозглашённым курсом на «национализацию» советского управленческого аппарата.
При численном преобладании адыгейского населения в четырёх районах Адыгеи из пяти выборы проводились под лозунгами «проведения своих», когда русским часто вовсе не допускались к участию в голосовании, а порой им открыто предлагалось «убраться из аулов».

Ещё 2 февраля 1923 г. на заседании бюро Кубано-Черноморского обкома РКП (б) председатель Кубчерисполкома В.Н. Толмачёв указал на рост заявлений русского населения по поводу большого налогообложения, чувства угнетённости и ощущения себя национальным меньшинством, а также на желание некоторых русских сёл об их «изъятии» из ведения Черкесской области и передаче в русские волости соответствующих отделов.

В ответ председатель Адыгоблисполкома, рьяный интернационалист Казимир Голодович отправил информационную сводку в ЦК РКП (б), сообщая о «демарше» кубанских властей с целью выделения русских селений из автономной области, что выглядело как донос.

Но аппетиты черкесских большевиков только росли. 20 февраля 1924 г. в справке для X Всероссийского съезда Советов отмечалось, что с 1922 г. «так и не были установлены реальные границы между Адыгейской и Кубано-Черноморской областями» и поэтому адыгейская делегация съезда в очередной раз заявила о желательности присоединения к Автономной области Карамурзинского, Урупского, Каноковского аулов из Армавирского отдела, Суворово-Черкесского аула Таманского отдела и 11 шапсугских аулов Туапсинского округа, включая и сам город Туапсе.



Другой важной проблемой, полученной по наследству со времен гражданской войны, стала нерешенность земельного вопроса во вновь созданной Адыгейской АО. В середине 1920-х годов областной комитет ВКП (б) решил эту проблему по-большевистски просто: депортацией части русского населения живущего в Адыгейской области за ее пределы. Всего выселению подверглось более 1,2 тысяч семей.

Во исполнение решений обкома партии, облисполком Адыгейской (Черкесской) АО в ноябре-декабре 1925 года принимал постановления о ВЫСЕЛЕНИИ РУССКИХ (!!!) куда-нибудь «в пределы Северного Кавказа».

В свою очередь, V съезд Советов Адыгейской (Черкесской) АО настойчиво просил Северо−Кавказский крайисполком выделить 12 тысяч десятин земли в Куго-Ейской степи для выселения туда ВСЕХ русских из области. Крайземуправление мотивированно в такой просьбе отказало, на что адыгейские большевики, предсказуемо «обиделись».

Таким образом, земельный вопрос, точнее нехватка земли для русского иногороднего населения в области (которые до революции жили на арендованной у черкесских аулов земле) стал поводом для обострения межнациональной розни в новой автономии, о чем очень неохотно писалось в советские времена.

Из сводки ОГПУ по Севкавкраю за 1926 год: «В остромалоземельных русских населенных пунктах, расположенных рядом с обеспеченными землей аулами (с.Штурбино, Натырбово, х.Руденков, с.Николаевское, х.Яблоновский) обычно открыто выражается недовольство национальной политикой советской власти, резко враждебное отношение к черкесскому населению.

Среди черкесского населения в прошлые годы (1924, 1925), и особенно в настоящее время (июнь, июль) получило большое распространение настроение за выселение ВСЕХ РУССКИХ крестьян, живущих в Адыгее, за пределы области и переселение на их место черкесов из Турции… ДА ЭТО ЖЕ «ЗОЛОТАЯ МЕЧТА» СОВРЕМЕННЫХ ЧЕРКЕССКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ!!!.. в области получила распространение земельная аренда русских у черкесов на почве малоземелья, что создает зависимость русских от черкесов и подогревает национальную рознь, особенно там, где эта аренда начинает носить спекулятивный и кабальный характер».



Вопросы урегулирования пограничных и земельных споров Адыгеи оставались нерешенными вплоть до 1929-1930 г., а обострявшийся земельный кризис областная партийная организация решала как выселением русских из области, так и землеустройством по числу едоков.
Практически же очень острый черкесско-русский земельный вопрос в Адыгейской (Черкесской) АО был решен для русских иногородних крестьян Адыгеи, только в годы коллективизации.

К 1936 году в верхах созрело понимание нежизнеспособности Адыгейской автономной области в ее тогдашнем виде: экономически она была слабой, в области так и не появилось своего города или крупного аула, способного выполнять функции областного центра (в отличии от Черкесской АО, где эту роль отвели казачьей станице Баталпашинской (с 1931 г. — городу), и Карачаевской АО, где с нуля был построен г. Микоян-Шахар (ныне Карачаевск)), не появилось в области и заметного числа пролетариев-черкесов (промпредприятия области были крайне немногочисленны), зато к этому времени успела сформироваться советская черкесская политическая и культурная «элита», что давало определенные опасения у властей наверху в «усилении буржуазного национализма» в Адыгее.

Поэтому в условиях готовившегося разукрупнения Азово-Черноморского края, в верхах созрело решение расширить территорию ААО путем присоединения к ней города Майкопа и соседних к нему казачьих станиц. Что и произошло 10 апреля 1936 года.
Естественно, что решение было принято без учета мнения населения присоединяемых территорий и мотивировалось в первую очередь экономическими мотивами.
В итоге расширилась территория автономии, население ее выросло практически в два раза, причем черкесы (адыгейцы) оказались в области теперь в меньшинстве, хотя и со статусом «титульной национальности», с соответствующими привилегиями.

Отражением, политики власти, направленной на уменьшение значимости национального аспекта в существовании автономомий, стали и репрессии против высшего состава руководства области в 1936-38 гг.
Умерший к тому времени, предоблисполкома Шахан-Гирей Хакурате был объявлен посмертно «буржуазным националистом», а память о нем была предана завбению, аулу Тахтамукай и Тахтамукайскому району, названными в 1936 г. в честь Хакурате, вернули прежние названия.
Отметим, что дальнешее расширение территории области (в 1940 г.- Кужорский сельсовет Тульского района, в 1962 г. — Тульский район) лишь усилило ненормальность ситуации, когда Адыгейская автономная область стала лишь номинально «национальной», при этом доля черкесов в ней снизилась до 23-25%.

Советская власть, которая в начале 1920-х годов «была мачехой для казаков», довольно быстро стала для черкесов «родной матерью», ибо в своей «политике коренизации» часто обращалась к теме «защите нацменьшинств, угнетаемых великорусскими шовинистами и царизмом».
Именно поэтому национальная политика Советов на Кавказе в 1920-е годы (советуем не путать ее со сталинской национальной политикой 1930-х годов!) была направлена на удовлетворение интересов в первую очередь местных горских народов, путем создания для них «своих государств» — этнических автономий.

Так, не без определенного сопротивления руководства Кубано−Черноморской области в июле 1922 г. появилась Адыгейская (Черкесская) Автономная Область. Но 45 аулов на ее территории были расположены чересполосно с «иногородними» хуторами и селами. «Чисто черкесской» автономии не получалось…
А тут еще вдобавок, с подачи шапсугов Причерноморья и их лидера Юсуфа Нагуча, в воздухе стала витать идея «Черкесской АССР» из Псекупсского, Фарсского, Таманского, Армавирского, Туапсинского и Эльбурганского «кантонов» со столицей в городе Туапсе. Как видим, с подачи советской власти, их территориальные аппетиты были несоразмерно большими…

Но эта идея не была поддержана в Москве в том числе и по «внешнеполитическим причинам»: получив выход к Черному морю, такая «Черкесская АССР» рисковала со временем подпасть под влияние Турции. Вдобавок черкесы стали возлагать, после помощи СССР режиму Кемаля Ататюрка, большие надежды на массовую реэмиграцию своих соплеменников из Турции…
В конечном итоге центральная власть ограничилась созданием Адыгейской (Черкеской) Автономной Области в виде узкой полосы вдоль Кубани и Лабы.

В эту область, несмотря на широко рекламируемые в советские времена «положительные решения хуторских и сельских сходов», было добровольно-принудительно загнано и русское население новой автономии, которое, между прочим, составило почти половину численности ее общего населения.
А кем же были эти «адыгейские русские»? Получив после Кавказской войны во владение земли на закубанской равнине, черкесы во многом не смогли освоиться в этих районах Закубанья и перейти к товарному земледелию (большим посевам зерна на продажу).

Они отдавали предпочтение скотоводству, в связи с чем, еще задолго до революции, черкесские аулы стали практиковать сдачу своих юртовых пахотных земель в аренду, субаренду или продажу излишков земли иногородним крестьянам, неплохо на этом зарабатывая.
Так в черкесских аулах появились их первые русские жители. Кроме того на землях черкесских аулов со временем возникли хутора и села иногородних крестьян, которые активно обрабатывали
  • +66
  • 17 октября 2017, 21:52
  • GUNPOWDER


Комментарии (10)

RSS свернуть / развернуть
+
Вопрос этот актуален до сих пор…
avatar

drevniy

  • 17 октября 2017, 22:30
+
И при этом говорят о геноциде адыгского народа в русско-кавказской войне 1763-1864 г.г.?
avatar

catvilka

  • 17 октября 2017, 23:57
+
Полезная статья. Сохраню.
avatar

liberalis

  • 17 октября 2017, 23:59
+
В декабре 1991 года, когда Адыгейская автономная область решила выйти из состава Краснодарского края, в Гиагинском районе ААО, где подавляющие население составляли русские и где находятся знаковые казачьи станицы: Гиагинская, Келермесская, Дондуковская, прошёл референдум о выходе из состава Адыгеи и воссоединении с Краснодарским краем, но адыгейские власти через Кремль и при помощи тогдашнего главы Гиагинского района Педана аннулировали этот референдум. Педан за предательство получил должность вице-президента республики Адыгея, но по окончанию срока полномочий его просто выкинули из состава правительства.
avatar

Skif

  • 18 октября 2017, 00:23
+
историческая родина моей мамы — Гиагинский район, станица Келермесская
avatar

GUNPOWDER

  • 18 октября 2017, 11:15


+
+1
Опять жуем прошлогодний снег и пилим позавчерашние опилки! Сегодня страна продолжает сползать в средневековье — поскольку опять отказались принимать прогрессивную шкалу налогообложения и запрет за офшоры — то есть продолжаются все способы разорения страны и её основного населения на радость мировому олигархату в укрепление его диктатуры над деградирующей к феодализму Россией, где не хватает денег на здравоохранение, образование, науку, достойные пенсии и социальную поддержку, возрождение своей производственной базы для блага населения, а не для наживы махинаторов, на полуразрушенном ЖКХ и дажеина оборону, а на все это предлагается сокращать и сокращать расходы при триллионных утечках средств в ины страны! Грабеж крепчал…
avatar

USER

  • 18 октября 2017, 06:59
+
+1
Желание иметь национальное государство вполне естественно.
avatar

alexfoto

  • 18 октября 2017, 08:30
+
Конечно плохо, что «адыгейские большевики (хотели !) выселить всех русских из Адыгейской (Черкесской) автономной области». А вот «старшие братья» просто выкидывали со своих коренных земель малые народы, выбрасывали их в совершенно не пригодные для жилья места, обрекая на вымирание.
avatar

alekseew

  • 18 октября 2017, 19:14
+
Куда интересно выбрасывают сегодня большую часть населения страны — в 19-й век? Сотни оккультных строений при закрытии также сотен больниц и поликлиник — это как?
avatar

USER

  • 18 октября 2017, 21:11
+
Автор как то все однобоко и грязновато преподносит))) нет объективности.
Опять попытки представить черкесов в «нелучшем» свете зарабатывая свои «очки». На подобный труд, к сожалению, всегда найдется читатель.
Между тем, черкесов на своей исконной, родной земле в результате Кавказской войны осталось от 5 до 10%. (Есть над чем подумать, да?)
avatar

BeTeR

  • 24 октября 2017, 16:27

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.